АТЭС

11.10.2017
АТЭС

Сегодня Азиатско-тихоокеанский регион является одним из безусловных драйверов мировой экономики. Так, даже в ходе текущего мирового кризиса средний рост ВВП в Южной и Восточной Азии (без Японии, но с Австралией и Новой Зеландией) составил 5,7 %, что значительно выше, чем в других регионах мира (3,2% в Северной Америке и 1,4% в Европе). Доля АТР в мировом ВВП превышает 62%, что придает ему особо важное значение.

Одна из ключевых стран региона – Китай, не так давно вышел на первое место в мире по объемам ВВП (ППС), растет его роль в региональных и мировых международных отношениях, что, в купе с многочисленными территориальными спорами на западных, южных и восточных границах, позволяет говорить об АТР как о потенциальном театре соперничества КНР с действующей сверхдержавой – США, а также Японией. Соединенные Штаты не раз заявляли при этом, что фокус их внимания перемещается на Дальний Восток.

Что касается России, то, в связи с санкциями США и Евросоюза в отношении наиболее чувствительных секторов экономики, руководством страны был принят долгосрочный план разворота в сторону тихоокеанской кооперации. Конечно, прежде всего это Китай, однако также и Южная Корея, и Япония (также наложившая санкции, но весьма ограниченные), и АСЕАН.

В АТР преобладают два казалось бы противоречащих друг другу тренда: с одной стороны очевидны успехи глобализации (что явно на себе ощущают, в частности, переводчики в Китае): мир «сжимается» вследствие успехов в цифровых и коммуникационных технологиях, развитии, например, технологии 3-D печати, с помощью которой компании, производящие сложные машины, больше не нуждаются в более простых деталях, произведенных в странах в дешевой рабочей силой и низкой стоимостью ресурсов, которые, даже несмотря на необходимость переправки через океан, выходили дешевле, чем детали той страны, где и производятся сложные машины. Следствием такого рода прогресса, порожденного как раз возможностями глобализации, становится снижение темпов роста мировой торговли, которые после развала мировой социалистической системы традиционно превосходили темпы роста ВВП стран мира. Так продолжалось до 2012 года, когда рост мировой торговли фактически сравнялся с ростом ВВП.

Мы в социальных сетях: