Москва
Проспект мира 62,
оф. 302
ПН.-ПТ.: 9:00 - 18:00
СБ.: 9:00 - 15:00
ВС.: выходной

Значение ЭПШП для участников проекта

25.08.2017
Значение ЭПШП для участников проекта

Экономический пояс шелкового пути имеет большое значение для Китайской Народной Республики, поскольку не только позволяет ей проникнуть на дополнительные рынки сбыта, но также и принять участие в инфраструктурном развитии богатого углеводородами региона, а также укрепить там свое влияние.

Вместе с тем, это – своего рода ответ на внешние вызовы, с которыми сталкивается Китай, попытка найти ответ на вынужденное изменение модели экспортоориентированного развития, которое было присуще КНР с самого начала политики «реформ и открытости». Китайская экономика постепенно замедляется, а спрос на товары в условиях нестабильности мировой экономики и торговли – падает. В этих обстоятельствах естественным решением является расширение сети международных проектов.

Для республик Средней Азии, а также России, что верно особенно в отношении Дальнего Востока, Китай является одним из наиболее перспективных партнеров для налаживания сотрудничества. Не случайно, что уже 8 мая 2015 года правительства Российской Федерации и Китайской Народной Республики выступили с совместным заявлением о намерениях достижения «сопряжения» Евразийского Экономического Союза и Экономического пояса Шелкового пути, что, согласно официальной точке зрения, снимает возможные опасения по поводу конкуренции интеграций.

Предполагается, что, в случае успеха этого начинания, формируемый проект может дать начало еще более масштабному проекту, а именно созданию Большой Евразии. При этом, уникальное положение России является исключительным преимуществом, которое может быть использовано как раз преимущественно в рамках Сопряжения.

В продолжение сотрудничества, в российской Уфе в 2015 году состоялась встреча глав государств ШОС и БРИКС, на которой собрались буквально все лидеры государств, тем или иным образом заинтересованные в реализации партнерства с КНР и Россией, что также говорит о значительных масштабах намечаемого сотрудничества.

Тем не менее, нельзя сказать, что к интеграционным начинаниям Китайской Народной Республики все евразийские страны относятся положительно. Так, правительство Индии во главе с Нарендрой Моди весьма насторожено воспринимает идею Морского Шелкового пути, особенно учитывая активизацию сотрудничества под данным предлогом с Пакистаном (так, в ноябре 2015 года Китайская Народная республика заключила соглашение с Пакистаном по поводу аренды морского порта Гвадар на 40 лет. В это же время другой полюс китайско-пакистанского взаимодействия проходит через спорный Кашгар на севере).

В России ряд экспертов, переводчиков с русского на китайский полагают, что ЭПШП прямо или косвенно может быть направлен против влияния Москвы в регионе, особенно учитывая экономические проблемы страны и резко растущие возможности Пекина в инвестиционной сфере.